CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA


^ CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA


1. As a point for comparison of interpretations regarding the Lithuanian-Polish relations, the main ideas in between world wars' Lithuania can CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA be chosen. The more or less crystallised opinions can be traced in such fields as historiography and politics. Historiography produced cultural-theoretical background and contributed to the projects of the emerging nation-state CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA. Politics were important through expressing the accents and putting the imaginations into practice.

Historians and publicists worked out the arguments in favour of historical and cultural distinctiveness of Lithuanian nation from the Polish CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA cultural traits. The arguments for independence from Polish (or common with Poland) state were also developed. After the creation of nation-state, the positive development of ties with state of Poland CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA was mainly prevented by Vilnius problem. The idea of Vilnius as of the historical, cultural, and political centre of Lithuania proved to be very strongly rooted in Lithuanian popular consciousness. It did not CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA allow compromises in question of whom to the city has to belong, and reinforced the negative perception of Poles, Polishness, and Poland which included the town in its territory soon after the Lithuania CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA proclaimed Independence. As both cause and consequence of the factors mentioned, the creation of national culture in Lithuania much relied on purification of its project and elements from Polish tones.

2. Examination of CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA most recent historical writings and politics/political texts regarding Lithuanian-Polish relations reveals a shift of accents. Besides the large number of detailed studies on south-east Lithuania and Vilnius problem in CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA inter-war period, there are some almost paradigmatic changes in interpretation of early phases of modern nation forming process (XIX c.). Also, there have been attempts to strengthen the CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA interest in history of baroque period. Culture created in those times in Lithuania now was ascribed to the cultural past and cultural inheritance of Lithuania whatever the language or nationality of its CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA creators. Thus, hat what earlier was Polish and therefore not «ours» (for Lithuanians), now was increasingly recognised and accepted.

The role of politics as one of the producer of the interpretations discussed CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA was most important in time of preparation of bilateral Treaty between states of Lithuania and Poland, and, partially, in respect to proclaiming the attitude towards the Polish minority in Lithuania (although the latter rather CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA lacks any cultural dimension). There was a strong request of Lithuania to include the recognition of Vilnius occupation fact into the Treaty. However, finally its negotiators agreed with the Polish side and CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA the Treaty’s text concentrated only on current issues of neighbourhood relations. The Treaty was seen as an indicator of decrease of ‘historical consciousness factor’ influence in politics, however, it CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA also affected the cultural attitudes: the very fact of the treaty contributed to co-operation and more positive perception of Polishness in Lithuania, especially in historiography.

3. It is interesting to put the cultural trends discussed CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA into the wider context of processes of cultural self-reflection. After the collapse of communism, there was a rise of conceptions and visions on cultural and political orientations for Lithuania. Quite typically CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA for uncertain cultural situation, there were many ideas about mediator role, about being a point of harmonising of different cultures etc., for the country. More «empirically» oriented was an idea of CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA Baltic co-operation and strengthening of relations with Nordic countries. But the one which seems to have received the most support and has mostly developed, is the «western» orientation. In many aspects CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA, it meant (and means) rethinking the relations to Poland. The shift in interpretations of them discussed above contributed to and provided with cultural background for the latter one.


^ Современная смена интерпретаций польско-литовских CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA отношений

в пост-советской Литве

(Перевод О.Ч.Реута):


1. В качестве ведущего фактора при сопоставлении интерпретаций, наблюдаемых в польско-литовских отношениях, в сообщении выбраны базисные представления, сначало возникшие в Литве в военные и CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA межвоенные годы. Более либо наименее сформировавшиеся подходы к дилемме могут выслеживаться как в историографии, так и в политике. Историография выявила культурно-теоретические происшествия и способствовала появлению государственного страны, в то время как политика CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA сыграла важную роль, расставляя нужные акценты и воплощая публичные идеи на практике.

Историки и публицисты выработали аргументы в защиту историко-культурного своеобразия литовской цивилизации, хорошего от культурных особенностей, создаваемых в Польше CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA. В то же время получили развитие подтверждения независимости от польского (либо общего с Польшой) страны. С момента сотворения государственного страны многообещающему развитию связей с Польшой приемущественно препятствовала так именуемая «вильнюсская проблема CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA». В публичном сознании литовцев крепко утверждалось представление о Вильнюсе как об историческом, культурном и политическом центре страны. Не удавалось отыскать компромисс в дилемме: кому должен принадлежать город, нарастающей отрицательным восприятием поляков, польскости CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA и самой Польши, которая включила город в свои местности скоро после провозглашения Литвой независимости. В силу взаимовлияния этих причин создание государственной культуры в Литве всецело опиралось на очищение мыслях независимости от польских интонаций.

2. Как CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA итог анализа исторических трудов и политических текстов, посвящённых польско-литовским отношениям, выявляется приметное смещение акцентов. Кроме целого ряда детализированных исследовательских работ по дилемме юго-восточной Литвы и Вильнюса в CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA межвоенный период, имеют место практически модельные смещения в интерпретациях ранешних шагов (XIX в.) процесса формирования современной цивилизации. Сразу приметно усилился энтузиазм к истории периода барокко, а культурные традиции, заложенные в это время, стали сейчас приписываться CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA культурному прошлому и к наследию Литвы независимо от языка и национальности их создателей. Таким макаром, общественная функция, которая ранее была польской и, означает, «не нашей» (для литовцев), сейчас признавалась и CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA принималась.

Роль политики как 1-го из источников процесса смены интерпретаций становится более принципиальной в период подготовки обоестороннего Контракта меж Литвой и Польшей, что учитывалось и в отношении польского меньшинства в Литве (не глядя на CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA то, что последнее испытывало в некой степени недочет культурного определения). Имело место напористое требование Литвы о включении в Контракт факта признания оккупации Вильнюса. Но, участники соглашения заняли позицию польской стороны CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA, и текст Контракта был акцентирован лишь на современные реалии соседских отношений. Контракт явился чувствительным индикатором уменьшения воздействия «фактора исторического сознания» в политике, но сразу затронул и культурные нормы: настоящая причина того, что Контракт CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA способствовал сотрудничеству и поболее положительному восприятию в Литве польскости, в особенности в историографии.

^ 3. Представляет бесспорный энтузиазм возможность выделения в широком диапазоне процессов культурного самовосприятия общих направлений, развиваемых в культурной среде. В CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA Литве период крушения коммунистической идеи ознаменовался подъёмом публичных движений культурно-политической ориентации. Для неопределённой культурной ситуации в стране достаточно обычной стала активизация обсуждений о роли посредников и о целях гармонизации взаимодействия CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA разных культур; окрепла мысль ориентации на сотрудничество государств Балтийского региона и на усиление обычных связей со странами Северной Европы в целом. Но, самую большую поддержку и развитие получила мысль «западной» ориентации, что почти CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA во всем означало (и значит до сего времени) переосмысление позиций в отношениях с Польшей. Современная же смена интерпретаций не только лишь способствовала этому, да и обеспечила нужные условия для культурного развития.


А.М.Веригина

(Петрозаводск CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA)


^ ФОЛЬКЛОРНАЯ КУЛЬТУРА КАРЕЛ, ФИННОВ И ВЕПСОВ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ


Состояние и развитие фольклорной культуры коренных народов Карелии (карел, финнов, вепсов) находится в зависимости от современной этнокультурной ситуации в республике, подъема государственного самосознания CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA этих народов.

Исторически в фольклоре карел сложились две региональные традиции - северная (либо беломорская) и южная. Они обусловили полиязычность фольклора: не считая карельского языка фольклор в Беломорской Карелии нередко представлен на финском языке, а CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA в южной Карелии - на российском.

Устное народное творчество карел содержит в себе сказки, былички, легенды, пословицы, поговорки, загадки, ёйги (ёйки), причитания, руны, баллады. Центральным жанром карельского фольклора являлись причитания, а в Беломорской CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA и Приладожской Карелии нередко исполнялись и руны (эпические песни).

До начала 1960-х годов в Карелии (в большей степени южной) можно еще было повстречать кантелиста как аутентичного исполнителя. С 1992 г. традиция игры на кантеле CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA стала возрождаться в рамках совместной карельско-финляндской программки, а «Программа возрождения рунопевческих традиций деревень Беломорской Карелии» получила статус «ЮНЕСКО»1.

В текущее время в республике действуют 11 карельских фолклорных ансамблей с полным количеством участников CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA около 170 человек. Более известные посреди их: «Карельская горница» (г.Петрозаводск, рук. В.Мальми), «Аунас рандале» (г.Олонец, рук. Н.Дубалов) и др.

Пропагандистами песенного карельского фольклора являются и хоровые CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA коллективы: Олонецкий народный хор «Карьялан койву» (г.Олонец), Ведлозерский карельский народный хор (с.Ведлозеро), Карельский народный хор «Ома паё» (г.Петрозаводск), Петровский карельский народный хор (с.Спасская Губа), Сегозерский народный хор (п.Паданы); певческие группы CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA поселков Эссойла, Пряжа, Виданы и г.Петрозаводска2.

Но, невзирая на разностороннюю творческую деятельность танцевальных, хоровых и певческих обществ приходится констатировать, что руны и их выполнение практически на сто процентов утрачены, причитания CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA находятся в состоянии упадка. Сохраняются в главном похоронная причеть и лирические песни и романсы. Фактически ушли из быта такие музыкальные инструменты пастухов как торви, лира, сарв и др., хотя в CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA охотничьей практике интенсивно употребляются манки - свистковые флейты. Посреди парней карел старше 40-45 лет сохраняется традиция игры на гармошке, под которую танцуют и поют. На праздничках можно узреть еще пользующиеся популярностью до этого карельские CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA танцы кадриль и ланси с бессчетными местными вариантами.

Наряду с фольклором карел собирался фольклор финнов-ингерманландцев, которые в главном проживают в Карелии с конца 1940-х годов. К концу 1980-х годов фольклорная традиция CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA финнов-ингерманландцев, также как и других коренных немногочисленных народов, была почти во всем утрачена. Она стала возрождаться благодаря энтузиазму отдельных людей: И.Архипова (инструментальная музыка), Р.Калинкиной (хореография), Г.Гальпер (пение). Посреди финнов CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA-ингерманландцев в Карелии еще можно повстречать отдельных аутентичных исполнителей, в репертуаре которых поздние лирические песни и песни «моторного» нрава.

Сборщиком и пропагандистом музыкальной народной культуры ингерманландцев стал с 1982 года ансамбль народной музыки Петрозаводского муниципального CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA института «Тойве» (рук. Г.Туровский). Популярность этого ансамбля - коллектива синкретического типа - нельзя разъяснить ни требованиями моды, ни обычным энтузиазмом к государственным традициям финно-угорских этносов Северо-Запада Рф.

Ансамбль «Тойве» - парадокс, не CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA укладывающийся в рамки современной русской музыкальной традиции. Это и воззвание к народным началам музыки (сбор, исследование вокального, танцевального и инструментального фольклора), прямо до воссоздания нужных инструментов и костюмов. Но CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA это и продолжение формирования музыкальной культуры как такой. «Тойве» не является обычным наследником других художественных обществ, а творчески перерабатывает их опыт. Принципиальным началом в этом явилось свойственное восприятие других языков и культур средством мнемонической интерпретациии CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA.

Также как и карелы, финны в Республике Карелия имеют свои хоровые коллективы: Ингерманландский народный хор (г.Петрозаводск), Финский народный хор «Туоми» (п.Чална), финское трио «Эльми» (г.Сортавала) и др.

Отдельная CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA страничка культурной жизни Карелии - фольклорная культура вепсов. Ее особенностью является билингвизм, другими словами фольклор в протяжении нескольких веков существовал на 2-ух языках (вепсском и российском). Так, если причитания, являющиеся главным жанром вепсского CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA фольклора, поются на вепсском языке, то свадебные, крестьянские, лирические - на российском. На вепсском языке также поются колыбельные песни, частушки качельные, лесные, покосные и остальные3.

Устное народное творчество вепсов представлено притчами CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA, пословицами, поговорками, загадками, легендами, быличками. Специфичным жанром вепсского музыкального фольклора являются недлинные песни, исполняемые только дамами в лесу. В последние годы практикуется перевод текстов песен (свадебных и прощальных) с российского на вепсский язык CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA. Есть и современные сказители, из которых более известны Л.Логачев и Р.Лонин из села Шелтозеро.

Вепсский хоровой репертуар представлен в текущее время классическими песнями и танцами вепсов, авторскими песнями, сценическими композициями CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA и вокально-хореографическими программками4.

Рассматривая бессчетные примеры проявления фольклорной культуры государственных меньшинств Республики Карелия, выделим некие тенденции:



В.Н.Федоров

(Петрозаводск)


^ «СВОЕ CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA» И «ЧУЖОЕ» В КУЛЬТУРЕ КАРЕЛ И ФИННОВ

(На примере пословиц и поговорок о деньгах)


  1. Почему средства стали объектом фольклора, в особенности в жанре пословиц и поговорок? Разумеется, это вытекает из той роли, которую CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA играют средства в жизни общества, в жизни народа. Средства являются средством обмена, «присвоения» и «отчуждения». Эта глубинная и сразу определенная сущность такового сложного и вместительного явления как средства более правильно реализуется через CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA пословицы и поговорки, благодаря их меткости, мудрости, краткости, красочности, где также ясно появляются разум, культура, трудолюбие и другие особенности каждого народа.

  2. Пословицы и поговорки о деньгах являются типичным первичным материалом CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA фактически для всех экономических теорий и взглядов на средства, продукт, достояние. Более адекватной народной мудрости выступает трудовая теория цены и средств. По ней (и согласно пословицам и поговоркам) средства - всеобщий эквивалент цены всех продуктов CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA, продукт исторического развития обмена. Непосредственно сущность средств выражается в том, что они становятся всеобщим покупательским средством, воплощением всего (хоть какого) публичного богатства, владеют свойством конкретной обмениваемости на хоть какой CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA продукт, становятся универсальной потребительской ценой в руках хоть какого носителя их.

  3. Одно из главных параметров средств - быть фетишем. Конкретно это поверхностно-конкретное свойство средств сначала отражается в фольклоре: «Деньги без глаз», «Деньги сглаживают CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA шрамы», «У средств силы как у парламента», «За средства и поп спляшет», «Деньги и закон очаруют»1.

  4. Но, уже высшие формы фольклора начинают ограничивать эту силу средств: «воспретил старенькый Вяйнямейнен поклоняться золоту, гнуть CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA спину перед серебром», «Земля важнее золота».

  5. Более соответствующий признак пословиц и поговорок - подчеркивание трудовой природы средств: «Возьмешься за землю, наткнешься на золото», «Не выращивай бедный хлеба, обеспеченный бы средства ел», «Звериная CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA шкура - деньги», «Золото - не золото, хлеб - золото», «Король золота не ест».

  6. Типично также видение привлекательной силы средств: «Умеешь зарабатывать, да не умеешь тратить», «Не у каждого средства держатся», «Велика сотка, пока ее зарабатываешь, да мала CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA, когда ее тратишь». Тут практически один шаг до научного определения средств как всеобщей потребительной цены, что и «не удерживает» средства в руках, а появляется рвение их израсходовать на хоть какой симпатичный CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA продукт. Логическим продолжением этого характеристики средств служит их «шестая» функция - перевоплощение в капитал. Люд не обошел своим вниманием эту потенцию средств: «Деньги все построят», «У обеспеченного и пожар к деньгам», «Богатый богатеет CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA - бедный беднеет», «Деньги не грибы - и зимой растут».

  7. Фольклор - итог творчества народа, производителей, людей добросовестных и трудолюбивых. Потому даже по отношению к деньгам - явлению сильному, универсальному, люд проявляет моральную стойкость и CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA чистоту: «Правда дороже золота», «Ум дороже золота», «Здоровье дороже золота», «Не разбогатеешь, если расходовать не умеешь». С другой стороны, подчеркивается неправедный, бесчестный нрав наживы, умножаемый время от времени на лихоимство страны: «Налог с CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA бедняка - в кармашек богачу», «Хитрый у всех средства выманит», «Никто еще добросовестным методом не разбогател», «Лучше пустой кошелек, чем чужие деньги», «Рубли богача из копеек бедняка».

  8. Так как финны и карелы долгое CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA время жили (отчасти и продолжают жить) в границах 1-го муниципального образования с русским народом, то фактически во всех перечисленных качествах отражения сути и явления средств в пословицах и поговорках видны следы заимствования из CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA российской «кладовой»: «Деньги без глаз», «Покупка продавать научит», «За средства и поп пляшет», «Рубли богача из копеек бедняка» и др. Да и тут уже видны особенности политики прежних времен, к примеру CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA, сохранение частей финской государственности в составе Рф: «У средств силы как у парламента», «Одна марка не бряцает, ну и 2-мя трясти не стоит».

  9. В пословицах и поговорках о деньгах, богатстве, бедности более CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA типично отражается своя, народная культура, государственный спектр и неповторимость через отражение географического фактора, окружающей природы и соответственного им нрава трудовой и другой деятельности. Вот ясные и калоритные примеры: «Деньги не тонут», «Деньги CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA не грибы и зимой растут», «Деньги что вода: прибывают и убывают», «Ужёная рыба как милостыня», «Кто к костру поближе, тот и греется», «Взятка камень продолбит и пень продырявит», «Маленькая рыбка CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA лучше, чем ничто», «Лучше рябчик в руке, чем два на сучке», «Заработки по работнику, щепки по плотнику» и др.

  10. На соотношение «своего» и «чужого» в культуре влияют многосложные происшествия истории развития каждой науки, народа, страны CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA. А именно на состав финских, карельских пословиц и поговорок оказали (и оказывают) воздействие: исторический нрав муниципального, политического развития, просто близкое соседство стран, смешанность народов в границах 1-го муниципального образования, политической системы, общность CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA географического места карел, финнов с русским народом и его культурой.



Н.В.Ижикова

(Петрозаводск)


^ Продукт КАК ИНСТРУМЕНТ «ОСВОЕНИЯ» И ИНФОРМАЦИОННОГО ОБМЕНА


Распространение «своей» (либо «чужой», глядя с какой точки зрения глядеть CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA) культуры происходит через подражание, миграцию, завоевание, колонизацию, но самую важную роль в этом процессе игралась и играет торговля.

Есть места, которые притягивают тем, что в их человек постоянно получает новейшую информацию, нужную для предстоящей CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA жизни. И по закону соразмерности нужно не только лишь брать, да и отдавать. Такими местами в древности были языческие капища. Тут проводили мифологические ритуалы, объединяющие людей, делающие их общностью. Кто был «чужим CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA», становился «своим» после совместного акта жертвоприношения и поедания ритуальной еды1. После совершения обряда происходил обмен информацией, которая в базе собственной является источником развития в отношениях меж людьми, племенами, другими группами CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA «своих» и «чужих».

Места капищ числились центром мироздания, космоса, потом там же возводились христианские культовые строения. Сюда стекается люд «разговаривать» с Богом (как ранее с духами) либо вроде бы создавать типичный обмен «ты CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA - мне, я - тебе», человек - Богу свои приношения и жертвы, взамен желал получить фортуну во всех собственных делах. Чем обширнее распространяется слава о храме либо монастыре (о его чудотворных предметах, именитых монахах CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA, старцах), тем больше и разнообразнее число паломников, да и торговцев. На этом культовом месте после совершения обычного религиозного ритуала происходил обмен информацией и продуктами.

Места культовых сооружений, как позволяют судить археологические данные, служили CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA обычным полем обмена информацией, в том числе вещественного нрава. Поначалу это был обмен подарками2. Подарок - это инструмент, средство «освоения»; тот, кто воспринимает подарок, дает этим согласие стать «своим», так как у CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA «чужого» подарок принимать нельзя. «Эволюционирующая критичная мысль», если пользоваться термином А.С.Ахиезера, превратила старый подарочный обмен, имевший ритуальный нрав (к примеру, ради установления мира меж племенами) - в обмен, в сделку утилитарного нрава CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA с соблюдением равенства интересов обеих сторон.

Общение и коммуникация нужны для развития населения земли, ибо даже сознание нереально без общения, и энтузиазм к участнику общения обоснован тем, что он другой3.

Продукт CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA - это вещь, вошедшая в сферу обменных либо товарно-денежных отношений, торговая вещь. Но любая вещь представляется частью целого - определенной культуры, в ней заложена материально-предметная и смысловая информация о «своей» культуре, которую CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA она несет в «чужую» среду, выполняя тем функцию диффузии культур. Хаотическое поступление, распространение товаров-агентов «чужой» культуры, товаров-носителей инфы о «чужом» мире (вещей и мыслях) в Средневековье, в Новое время упорядочивается к CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA ХIХ веку в систему каждогодних ярмарок, приуроченных к религиозным праздничкам. Как демонстрируют исторические документальные источники, ярмарки в Олонецкой губернии проводились у стенок культовых сооружений. На местах ярмарок близ храмов в качестве CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA последующей ступени образуются биржи.

В век компьютеризации экономических и информационных связей потенциал сакральности фактически пропал из этих отношений, все же ярмарки, выставки-продажи, где можно показать «товар лицом», не утратили собственного значения. Точно так CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA же и продукт, как и раньше, является источником культурной инфы и инвентарем «освоения» рыночного места.


В.И.Нилова

(Петрозаводск)


^ О МУЗЫКАЛЬНЫХ ХРОНОТОПАХ Я.СИБЕЛИУСА И А.МЕРИКАНТО


  1. На линейной шкале музыкально-исторического процесса CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA фаворит финского музыкального модернизма Аарре Мериканто занимает место «после Сибелиуса». Меж тем оба композитора были современниками, и поздний период творчества Сибелиуса пришелся как раз на те годы, когда более конструктивно настроенная CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA часть художественной интеллигенции Финляндии противопоставила государственным ценностям европейский универсализм.

  2. При всех личных различиях стилей Сибелиуса и А.Мериканто их музыку сближает принадлежность к одной историко-культурной форме (типу) музыкального хронотопа, который в музыкальной науке определен CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA как «ф о р м а п р е б ы в а н и я в п р о с т р а н с т в е CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA» (К.Мелик-Пашаева, Т.Левая).

  3. Невзирая на то, что форма музыкального хронотопа имела свои калоритные национальные проявления в лице К.Дебюсси и А.Скрябина, в восприятии композиторов «третьих стран» сначала ХХ века улавливалось конкретно CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA то общее, что соединяло воединыжды музыку французского и российского композиторов - принадлежность их хронотопов к одному музыкально-историческому типу. Не случаем потому ученые Финляндии ввели в научное употребление понятие «франко-русского импрессионизма» (Х CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA.Сулаймо).

  1. Актуализация фактора места в музыке Сибелиуса почти во всем должна рунам «Калевалы». В последнем разделе поэмы для сопрано и оркестра «Луннотар» описывается важнейший эпизод 1-й руны - рождение мироздания. По мере CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA того, как слушатель вовлекается в магическую тайну, музыка становится все наименее психической и все более колористической, галлактической. Калоритные сравнения аккордовых и интервальных пластов (терцового строения), при одновременном расширении оркестрового спектра за CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA счет последних регистров, делают тот эффект перевода времени в место, который является органическим свойством музыки Скрябина.

  2. В произведениях Сибелиуса форма музыкального хронотопа как «пребывания в пространстве» всякий раз обоснована определенными художественными задачками, нередко CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA имеющими внему-зыкальное происхождение, как к примеру, в симфонической поэме «Тапиола» либо в музыке к шекспировской «Буре». В каждом случае музыкальный хронотоп имеет личное направленное на определенную тематику, гармоническое, ритмическое, тембровое CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA и фактурно-регистровое решение соответственно нраву переживания музыкального хронотопа.

  1. Если у Сибелиуса средства воплощения обозначенной формы хронотопа в целом вписывались в априорно воспринятую композитором нововременную систему звуковысотной организации музыки, то «оформление» музыкального CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA хронотопа в творчестве А.Мериканто сначала 1920-х годов происходило под конкретным воздействием музыки Скрябина. И хотя «финским Скрябиным» композитор не стал, в Концерте для скрипки, кларнета, валторны и струнного секстета он прошел через шаг CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA практического использования таких черт гармонии Скрябина, как терцовые многозвучия (включая разновидность «прометеева» аккорда), квартовые аккорды и образования аккордов из звукоряда.

3.2. Последующие поиски выразительных средств для воплощения «пребывания в пространстве» привели А CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA.Мериканто к художественным решениям, сравнимым, с одной стороны, с красочной концепцией музыкальной формы в Новеньком российском балете, а с другой - с танцевальной поэмой «Игры» Дебюсси (в свою очередь испытавшей воздействие Нового российского балета CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA). В музыкальном «обрамлении» («эффект оправы») симфонической поэмы «Пан» время лишено векторности из-за атональной звуковысотной организации, в итоге чего в музыке резко усилился фактор места, и она стала «движущейся живописью».


И.Н CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA.Горная

(Петрозаводск)


^ ЭПИЧЕСКИЕ МОТИВЫ В РОМАНСАХ И ПЕСНЯХ Э.ГРИГА


Известен энтузиазм Грига к архаическому слою скандинавской поэзии. Сладкоречиво свидетельствует об этом письмо композитора к Г.Финку: «Каждого читающего «Старшую Эдду» с первых строк CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA поражает умопомрачительная сила и краткость выражений, ...восхищает обычное, пластичное членение фразы. Эти характеристики присущи также и норвежским «Королевским сагам», а именно тем, которые принадлежат перу Снорри Стурлусона»1. Примечателен совет, данный Григом CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA поэту Б.Бьёрнсону: «Ты так длительно жил посреди современных образов, что для тебя нужно освежиться, окунувшись опять в мир саг»2.

По воззрению Ф.Бенестада и Д.Шельдерупа-Эббе, запахом саги овеяны CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA три «исторических» полотна композитора - «Верглиот», «Сигурд Крестоносец» и «Улаф Трюгвасон»3. Воздействие же скандинавского эпоса на малые песенные формы в творчестве Грига до сего времени оставалось в тени. Меж тем, их стилистикой окрашен целый ряд CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA песен и романсов.

Такового рода окрашенность проявляется уже в заглавиях певческих сочинений, ибо в их представлены географические точки Норвегии: «Возвращение в Рундарне» (в российских изданиях «По дороге на родину», op. 33, № 9), «На горе CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA Шинегген, вид на Ютунхейм». В этом видится преломление эпической традиции, связанной, как указывал М.И.Стеблин-Каменский, с расположением саг не в хронологической последовательности, а в географической. Сами заглавия саг очень нередко CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA включают заглавие определенной местности: «Сага о людях с Вапнафьорда», «Сага о людях со Светлого Озера» и т.д.4

Путешествуя по свету, Григ всюду чувствовал себя «сыном Севера». В мемуарах композитора Норвегия представляется CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA в виде грозной земли, тысячелетия хранящей вдалеке от европейских центров античные традиции: «...Ютунхейм, страна моих грез, где я ...окунаюсь в первозданность. Да, тут стоишь лицом к лицу со всем, что есть на CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA свете величавого: это и Шекспир, и Бетховен...»5. Сверхличное начало с особенной силой выражено в песне «В горах Норвегии» (op. 61, № 6). В ней упомянуты горы Рондана, Довре, Снехет, олицетворяющие «отчизну йотов» - сказочных существ CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA-великанов. Тут невольно появляются ассоциации с эддической «тулой» - списком мифологических имен, при произнесении которых в сознании слушающего должен развертываться весь относящийся к ним рассказ.

Направляет на себя внимание выражение Грига о CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA том, что в балладе для баритона «В плену гор» он «попытался передать... в музыке ту сжатость и насыщенность стиля, которая добивается потрясающей выразительности в древненорвежской поэзии»6. «Сжатость», о которой пишет композитор, касается не общей протяженности CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA произведения, а его интонационного материала с соответствующим «топтанием» в узеньком звуковом пространстве, напоминающем два архаических парадокса: «топтание в хороводе» либо «словесную пляску на месте» (выражение О.М.Фрейденберг). Тут, как CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA и в руническом мелосе, исследованном К.И.Южак, «ясно проступают симметричность, уравновешенность восходящего и нисходящего движения»7. Неоднократно циклический в мелодии вводный тон, а с ним и интервал уменьшенной кварты имеет фольклорное происхождение. Он CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA звуковысотно совпадает с записанной Линдеманом древней норвежской героико-эпической песней. Еще больше рельефна мелодико-ритмическая связь этого сочинения с народной балладой «На востоке царил король», обработка которой также изготовлена Григом. Формульная CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA сжатость и замкнутость исходных мелодических оборотов обнаруживает связь с архаическими пластами фольклора. Развертывание мелодической полосы нередко складывается через присоединение вариантного повторения и перенос на другую высоту. Все эти повторы, непременно, вызваны повествовательной CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA функцией, напоминая повторы саги. Таковой эпический отзвук роднит Грига с Сибелиусом, симфоническое творчество которого, - как это показано Ю.Г.Коном, - плотно сплетено с «Калевалой»8.

Форма скальдической похвальной песни применена композитором в «Серенаде Вельхавену» на CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA стихи Б.Бьёрнсона. Поэтический текст содержит анафорическую аллитерацию. Она, как понятно, была важным формообразующим элементом эддической и скальдической поэзии. Броско, что поэтическая аллитерация сопрягается со звуковысотной константностью. «Длинные монотонные полосы CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA действуют, - по мысли В. Цуккермана, - сходно с унисонно-октавной фактурой... - простота, мощь, настойчивость»9. В их сконцентрировалась гипнотизирующая монотония ритуального речитатива-заговора. Упор мелодической полосы в один звук ярко выражен в «героических элегиях» (термин CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA Е.Мелетинского) «Северный народ» и «Песня о 2-ух королях», ставших частью музыки к драме Бьёрнсона «Сигурд Юрсальфар».

Воздействие фольклорно-эпической эстетики на творчество Грига наблюдается и в таком приеме, как повторение 1-го стиха CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA в течение песни наподобие внутреннего рефрена. Он всходит к методу выполнения старых эпических песен, северных баллад, который А.Н.Веселовский определял как «амебейность» (в дословном переводе с греческого - «попеременный, поочередный CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA»). «Амебейность» присуща норвежским песням-перекличкам - хювингу и лаллингу. Антифонный обмен был свойственен и норвежским частушкам. На мелодическом уровне «амебейность» проявляется в парности мотивных ячеек, которые как будто «ходят парами», соблюдая меж собой интервальное CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA и регистровое единство. На композиционном уровне это находит выражение в хоровом припеве, подхватывающем от запевалы не только лишь стих, да и напев.

В музыке Грига любование эпической архаикой часто соседствует с романтичным переживанием CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA утраты идиллической целостности. Так, в гимнические настроения песни «Хенрик Вергеланн» внезапно вторгается печаль - «свет заката полн тоски глубочайшей//Лес, что деньком от всех тоску прячет, об утраченном певце взывает CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA». Это выражено не только лишь трезвучием 2-ой низкой ступени си минора, да и заключительным битональным аккордом, соединившим трезвучия ре мажора и си минора. Может показаться феноминальным само существование подобного вербального ряда в CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA жанре «помпезной» драпы. Но исследования эддической поэзии уверяют в естественности такового явления, ибо для нее «характерна контрастная символика в изображении духовных состояний. А именно, плач и хохот составляют своеобразную смысловую пару для выражения CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA горя и радости»10. Заметим, что сам Григ обусловил коренное свойство норвежской народной песни как «резкий переход от глубочайшей печали к одичавшему, безудержному веселью».

Описанные эпические элементы в романсах и песнях Грига, очевидно CURRENT SHIFT IN INTERPRETATION OF LITHUANIAN - POLISH RELATIONS IN POST-SOVIET LITHUANIA, составляют только частичку в общей лирической направленности всего его творчества, но оказываются при всем этом принципиальным свидетельством богатства и самобытности его певческой музыки.


Г.В.Туровский

(Петрозаводск)



cuentos-maravillosos-de-hadas-espaoles-stranica-7.html
cukerberg-brin-i-milner-uchredili-premiyu-za-proriv-v-medicine-dzhoan-rouling-sluchajnaya-vakansiya-kniga-znamenitogo.html
culfoksidnij-kompleks-gidrohinona-kak-fotoiniciator-polimerizacii-metilmetakrilata-statya.html