ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава

Его общественная позиция смотрелась в целом принципной, но в отношении Маккарти он также провел потаенную операцию. О ней в общих чертах доложил офицер ЦРУ, дав свидетельские показания перед комитетом сената и его двадцативосьмилетним советником, Робертом Ф. Кеннеди. Эти показания был размещены в 2003 году. В архивах ЦРУ они тоже зафиксированы.

После ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава собственной личной конфронтации с Маккарти Даллес сформировал группу офицеров ЦРУ для проникания в кабинет сенатора – или при помощи шпиона, или жучка, но лучше – и с тем и с другим. Способ употреблялся таковой же, как у Гувера – грязная потаенная операция: соберите «грязь», а потом распространите ее. Даллес попросил Джеймса Энглтона ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава, собственного короля контрразведки, найти метод дискредитировать Маккарти и его штаб. Энглтон уговорил Джеймса Маккаргара – офицера, которого Виснер принял на службу одним из первых, – подбросить поддельные донесения на известного члена подпольной сети Маккаргара в ЦРУ. Маккаргар отлично преуспел в этом. Так ЦРУ просочилось в сенат.

«Вы выручили республику», – произнес ему ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава позже Аллен Даллес.

«В значимой мере противоречивая философия»

Но угроза ЦРУ росла, по мере того как в 1954 году власть Маккарти начала потихоньку слабеть. Сенатор Мэнсфилд и 30 четыре его коллеги выступили за создание надзорного комитета за принятие закона, обязующего управляющих ЦРУ держать конгресс полностью и вполне в курсе собственной ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава работы. (Этот закон был принят только через 20 лет.) Особая комиссия конгресса во главе с доверенным лицом Эйзенхауэра, генералом Марком Кларком , готовилась провести расследование деятельности агентства.

В конце мая 1954 года президент Соединенных Штатов получил от 1-го полковника ВВС очень необыкновенное письмо, занимающее 6 страничек машинописного текста . Это был вопль души 1-го из первых ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава правдолюбов снутри ЦРУ. Эйзенхауэр прочел письмо и сохранил его.

Создатель письма, Джим Келлис, был одним из отцов-основателей агентства. Ветеран УСС, управляющий партизанами в Греции, позже отправился в Китай и стал первым резидентом подразделения Стратегических служб в Шанхае. При учреждении ЦРУ он оказался посреди немногих опытнейших профессионалов, уже имевшихся в ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава распоряжении нового ведомства. Он возвратился в Грецию в качестве следователя от Одичавшего Билла Донована, который попросил в личном порядке расследовать убийство репортера Си-би-эс в 1948 году. Келлис узнал, что убийство – дело рук правых союзников Америки в Афинах, а не коммунистов, как ранее числилось. Но его находки так ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава и остались без движения. Он возвратился в ЦРУ и во время корейской войны отвечал за военизированные операции и координацию сил сопротивления по всему миру. Уолтер Беделл Смит высылал его на принципиальные расследования в Азии и Европе. То, что он там увидел, ему не понравилось. Через несколько месяцев ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава после того, как Аллен Даллес взял бразды правления в свои руки, Келлис в раздражении подал в отставку.

«Центральное разведывательное управление находится в мерзком положении, – предупредил полковник Келлис Эйзенхауэра. – В текущее время ЦРУ не проводит стоящих операций на той стороне стального занавеса. На брифингах шефы отрисовывают сторонним радужную картину, но страшная правда ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава все равно остается под грифом «СЕКРЕТНО».

А правда заключалась в том, что «ЦРУ невольно или специально передало один миллион баксов службе безопасности коммунистического государства» (идет речь об операции в Польше; маловероятно, чтоб Даллес приоткрыл президенту неприглядные детали этой операции, которая с треском провалилась за три недели до инаугурации Эйзенхауэра). «ЦРУ ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава невольно организовало разведывательную агентуру для коммунистов», – написал Келлис, имея в виду беду Сеульской резидентуры во время корейской войны. Даллес и его заместители, «боясь каких-то последствий для своей репутации», врали конгрессу об операциях, проводимых агентством в Корее и Китае. Келлис лично расследовал это дело во время ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава собственной поездки на Далекий Восток в 1952 году. Он узнал, что противники «обвели ЦРУ вокруг пальца».

Даллес подбрасывает в прессу материалы, придавая сияние собственному стилю и изображая из себя «академически приветливого христианского миссионера и известного профессионала государственной разведки, – написал Келли. – Те немногие из нас, кто лицезрел и другую сторону Аллена Даллеса, не усматривают ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава в нем так много христианских черт. Я лично считаю его свирепым, честолюбивым и совсем несведущим правительственным чиновником».

Келлис умолял президента сделать «радикальные меры, чтоб произвести чистку» в ЦРУ.

Эйзенхауэр желал устранить опасности по отношению к потаенной службе и решить ее задачи всекрете, без вербования публичного внимания. В июле 1954 года ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава, скоро после окончания операции «Успех», президент поручил генералу Джимми Дулиттлу, который работал над проектом «Солярий», также собственному отличному другу Уильяму Поули, миллионеру, который поставил истребители-бомбардировщики для муниципального переворота в Гватемале, беспристрастно оценить возможности ЦРУ к проведению скрытых операций.

В распоряжении Дулиттла было 10 недель, по истечении которых ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава он был должен представить подробный отчет. Он и Поули повстречались с Даллесом и Виснером, посетили резидентуры ЦРУ в Германии и Англии, также опросили старших офицеров вооруженных сил и дипломатичных чиновников, которые работали в тесноватой связи с их сотрудниками в ЦРУ. Они также по дискутировали с Беделлом Смитом, который сказал, что ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава «Даллес очень эмоционален, чтоб находиться на таком важном посту» и что «вообще его чувственность намного ужаснее, чем это проявляется внешне».

19 октября 1954 года Дулиттл отправился в Белоснежный дом на встречу с президентом . Он сказал, что агентство «раздулось в необъятную и расползающуюся во все стороны компанию, укомплектованную огромным количеством людей, компетентность которых ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава в ряде всевозможных случаев очень сомнительна». Даллес окружил себя людьми низкой квалификации и дисциплины. Был также поднят и чувствительный вопрос «семейных отношений» с Фостером Даллесом. Дулиттл считал, что для всех заинтересованных было бы лучше, если б личные связи не выливались в проф: «Это приводит к защите 1-го человека ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава другим либо завышенному воздействию 1-го на другого». Президенту следовало бы организовать независящий комитет доверенных штатских лиц для наблюдения за деятельностью ЦРУ.

Донесение Дулиттла практически содержало внутри себя предупреждение о том, что потаенная служба Виснера «заполнена людьми, имеющими маленькую или нулевую подготовку по собственной определенной работе ». В его 6 отдельных штаб-квартирах ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава и поболее чем сорока подразделениях «существует никому не подходящий балласт практически на всех уровнях». Дулиттл рекомендовал провести «полную перестройку» империи Виснера, которая и так пострадала от собственного «грибовидного расширения» и «огромного бремени обязанностей, выходящих за рамки способностей их выполнить». В донесении подчеркивается, что «качество потаенных операций еще ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава важнее, чем количество. Маленькое количество компетентных людей может оказать куда огромную пользу, чем большущая масса некомпетентных».

Даллес отлично знал, что потаенная служба вышла из-под контроля. Сотрудники ЦРУ управляли операциями за спинами собственных управляющих. Через два денька после того, как Дулиттл представил собственный отчет, директор Центральной разведки поделился с ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава Виснером собственной озабоченностью о том, что «деликатные операции производятся на нижних уровнях , не будучи представленными вниманию соответственного заместителя директора Центральной разведки либо директора Центральной разведки».

Но с докладом Дулиттла Даллес обошелся так, как он имел обыкновение обращаться с дурными известиями, другими словами упрятал в длинный ящик. Он не позволил ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава ознакомиться с ним ни высокопоставленным офицерам ЦРУ, ни даже самому Виснеру .

Хотя полный текст донесения оставался засекреченным до 2001 года, его вступление было обнародовано на четверть столетия ранее. Оно содержит одно из самых сумрачных описаний прохладной войны: «Теперь ясно, что мы стоим перед лицом заклятого неприятеля, общепризнанная цель которого – мировое господство ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава хоть какими средствами и хоть какой ценой. В таковой игре не существует никаких правил. Применимые до сего времени нормы людского поведения не используются. Если Соединенные Штаты желают выжить, то издавна имеющиеся южноамериканские понятия «честной игры» должны быть кардинально пересмотрены. Мы должны организовать эффективную службу шпионажа и контрразведки и научиться ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава ниспровергать, саботировать и разрушать нашего противника более умными, более сложными и поболее действенными способами, чем те, которые употребляются против нас. Может появиться необходимость в том, чтоб южноамериканский люд ознакомился, сообразил и поддержал эту в значимой мере противоречивую философию».

В донесении говорилось, что цивилизация нуждается «в брутальной потаенной ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава психической, политической и военизированной организации, более действенной, более уникальной и, по мере надобности, более кровожадной, чем та, которая употребляется противником». А все поэтому, что ЦРУ так и не решило «проблему проникания на местность противника при помощи агентуры». «При скрещении неприятельской границы воздушным методом либо хоть каким другим схожим методом очень тяжело избежать ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава обнаружения противником». Вывод таковой: «Информация, которую мы получили схожими способами, очень малозначительна, а издержки на подготовку и людские утраты – несопоставимы».

При всем этом высший ценность имел шпионаж с целью сбора ценных сведений о Советах. И подчеркивалось, что за эти познания Америка готова заплатить всякую стоимость.

«Мы не поднимали ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава нужные вопросы»

Даллес не оставлял напористых попыток ввести южноамериканского шпиона на той стороне стального занавеса.

В 1953 году 1-ый агент ЦРУ, которого он направил в Москву, был скоро соблазнен российской горничной (оказалось, что она – полковник КГБ), сфотографирован на месте злодеяния, подвергнут шантажу и в конце концов уволен из ЦРУ ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава за свою неосмотрительность. В 1954 году очередной сотрудник был застигнут врасплох на месте совершения шпионских действий, арестован и выдворен из СССР скоро после собственного прибытия. Скоро после чего Даллес вызвал 1-го из собственных особых помощников, Джона Маури, который ездил в Россию перед 2-ой мировой войной и огромную часть войны ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава провел в южноамериканском посольстве в Москве, работая в Управлении военно-морской разведки. Он попросил Маури присоединиться к потаенной службе и пройти обучение для воплощения миссии в Москве.

Ни один из агентов Виснера никогда не был в Рф, и Даллес увидел:

– Они ничего не знают о противнике.

– Но я ни черта ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава не смыслю в потаенных операциях, – ответил было Маури.

– Думаю, они тоже, – успокоил его Даллес.

Такие люди чуть ли могли предоставить президенту разведданные, в каких он нуждался больше всего: стратегическое предупреждение о ядерном нападении. Когда Совет государственной безопасности собрался, чтоб обсудить, как поступить и что делать в случае такового нападения, президент ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава оборотился к Даллесу и гласит: «Давайте только не устраивать 2-ой Перл-Харбор ». Такую задачку президент поручил 2-ой скрытой комиссии по разведке, которую он сделал в 1954 году.

Джеймсу Р. Киллиану, ректору Массачусетского технологического института, Эйзенхауэр поручил возглавить группу, которая займется поиском методов предотвращения русского «грома посреди ясного неба». Он востребовал ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава применить технические способы, которые безотступно рекомендовал в собственном отчете Дулиттл: «развитые средства связи и электрическое наблюдение», чтоб обеспечить «раннее обнаружение средств нападения противника».

ЦРУ удвоило собственные усилия в этом направлении. И преуспело в этом, но по-своему.

На чердаке штаб-квартиры Берлинской резидентуры никому не подходящий бейсболист, ставший адвокатом ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава, а позже к тому же шпионом, по имени Уолтер O’Брайен, фотографировал документы, украденные из почтового отделения в Восточном Берлине. Они содержали описания подземных маршрутов новых телекоммуникационных кабелей, применяемых русскими и восточногерманскими бюрократами. Этот шпионский ход положил начало проекту «Берлинский тоннель».

Тоннель в то время расценивался как самый ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава большой триумф ЦРУ. Мысль пришла от коллег из английской разведки. В 1951 году англичане сказали в ЦРУ, что им удалось подключиться к телекоммуникационным кабелям Советов через сеть тоннелей в захваченных зонах Вены скоро после окончания 2-ой мировой войны. Они предложили то же самое сделать и в Берлине. Благодаря украденным схемам это стало ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава реальностью.

Скрытая история ЦРУ Берлинского тоннеля, написанная в августе 1967 года и рассекреченная в феврале 2007 года, выявила три вопроса, которые стояли перед Уильямом K. Харви, экс-агентом ФБР и огромным любителем испить, который принял на себя обязанности управляющего Берлинской резидентуры в 1952 году: можно ли было прорыть тоннель длиной 1476 футов (около ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава 450 метров) в советскую зону Восточного Берлина и поразить цель 2 дюйма в поперечнике и расположенную на 27 дюймов под основным шоссе – и при всем этом не угодить в лапы к Советам? Как можно неприметно избавиться от отходов – а это около 3 тыщ тонн песочной земли? И какая легенда подошла бы ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава, чтоб замаскировать строительство установки для раскопок в убогом районе, забитом лачугами беженцев на самом краю американской зоны?

Аллен Даллес и его английский сотрудник, сэр Джон Синклер, условились в декабре 1953 года о проведении ряда конференций по операции «Тоннель», которая должна была получить кодовое заглавие «СОВМЕСТНО». Переговоры привели к выработке плана ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава деяния летом будущего года. Среди щебня и грязищи должно вырасти здание размерами с целый городской квартал, крыша которого ощетинилась бы бессчетными антеннами, а Советам дадут осознать, что это станция по перехвату разведывательных сигналов из атмосферы – хитрецкая уловка для отвода глаз. Америкосы начнут рыть тоннель в восточном направлении, чтоб ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава оказаться ниже священных кабелей. Англичане же, полагаясь на собственный опыт в Вене, вели бы вертикальную шахту от конца тоннеля к кабелям, а потом установили бы там устройства прослушивания. Английская контора, в какой к тому времени насчитывалось 317 офицеров, занималась бы обработкой дискуссий, записанных ЦРУ. В Вашингтоне агентство выделило бы 350 служащих для работ по ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава расшифровке перехваченных в тоннеле телетайпных сообщений. Подразделения инженерных войск при техническом содействии англичан произвели «раскопки». Наибольшая неувязка, как обычно, заключалась в переводе перехваченных сообщений. «У нас никогда не хватало людей, нормально обладающих зарубежными языками», – отмечено в истории ЦРУ. Способности агентства в области германского и, тем паче, российского языка ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава были очевидно недостающими.

Тоннель был завершен в конце февраля 1955 года, и месяц спустя англичане начали устанавливать подслушивающую аппаратуру. Поток инфы открылся в мае. Это были 10-ки тыщ часов бесед и телетайпов, включая неоценимые сведения о русских ядерных силах и обыденных вооружениях в Германии и Польше, в том числе ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава информация от русского Министерства обороны в Москве и схемы операций русской контрразведки в Берлине. Америкосы получили более реальное представление о политической путанице и нерешительности в русском и восточногерманском бюрократических аппаратах, а заодно имена и прикрытия нескольких сотен русских разведчиков. Через тоннель были получены анонсы, оцененные в 6,7 миллионов баксов, даже если ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава потребовались бы недели и месяцы на их перевод. Как он был найден – а в ЦРУ ждали, что в один прекрасный момент это все-же произойдет, – то мировоззрение о США со стороны их противника резко поменялось. Если ранее янки практически везде считали новичками-неумехами в шпионских махинациях, то сейчас оказалось, что ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава они способны-таки на успешный маневр против Русского Союза, который длительное время был общепризнанным мастером в таких делах. Об этом достаточно язвительно отмечено в архивах ЦРУ.

В агентстве не ждали, что операция будет раскрыта так скоро. Прошло наименее года, когда тоннель был найден. А все дело в том ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава, что Кремль знал об этом с того момента, когда в землю вонзилась 1-ая южноамериканская лопата! План был раскрыт русским «кротом», крепко окопавшимся в английской разведке. Джордж Блейк позволил себя завербовать в бытность военнопленным в Северной Корее и предназначил Советы в эту тайну еще в конце 1953 года. Советы ценили Блейка так ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава высоко, что Москва позволила тоннельной операции продлиться целых одиннадцать месяцев, до того как гневно заклеймить ее на публике. Пару лет спустя, даже после понимания того, что обратная сторона знала о тоннеле с самого начала, ЦРУ все еще наивно считало, что откопало «золотой рудник». Да и до ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава настоящего времени стоит вопрос: поставляла ли Москва целенаправленно дезинформацию в тоннель? Есть свидетельства о том, что ЦРУ получило два бесценных и идеальных сигнала из подслушивающей аппаратуры. В агентстве узнали основную схему русской и восточногерманской систем безопасности, и оно никогда не получало и полунамека на то, что Москва намеревается развязать войну .

«Те из ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава нас, кто хоть малость знал о Рф , рассматривали ее как отсталую страну третьего мира, которая желала развиваться по западному образцу», – гласил Том Полгар, ветеран Берлинской резидентуры. Но в высших кругах в Вашингтоне это представление было отвергнуто. Белоснежный дом и Пентагон подразумевали, что намерения Кремля такие же ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава, как и у их самих: сокрушить собственного противника в 1-ый же денек третьей мировой войны. И свою задачку они лицезрели в том, чтоб найти местопребывание русского военного потенциала и убить его первыми. У их не было никакой убежденности в том, что это в состоянии сделать южноамериканские шпионы.

Но зато это было по ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава силам американской технике.

Сообщение Киллиана явилось началом триумфа технологии и заката старомодного шпионажа в ЦРУ. «От традиционных потаенных операций в Рф мы получаем совершенно незначительно значимой инфы , – говорилось в донесении Эйзенхауэру. – Но мы могли бы использовать заслуги науки и техники, чтоб сделать лучше результаты нашей разведки». Это уверило Эйзенхауэра ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава в необходимости разработки самолетов-шпионов и галлактических спутников, созданных для полетов над территорией Русского Союза и фотосъемки его военных арсеналов.

Надлежащие технологии оказались Америке полностью по силам. И так длилось в течение 2-ух лет. Даллес и Виснер были очень заняты оперативными вопросами, чтоб направить внимание на ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава докладную записку, которая в июле 1952 года поступила от их коллеги Лофтуса Бекера, в то время заместителя директора по разведке, – предложением создать «спутниковые средства ведения разведки» – на самом деле, телевизионную камеру, запущенную на ракете, чтоб смотреть за СССР с высоты галлактической орбиты. Основная трудность заключалась в разработке камеры. Эдвин Лэнд, лауреат Нобелевской ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава премии, который изобрел фотоаппарат «Поляроид», был уверен, что сумеет сделать это.

В ноябре 1954 года, когда Берлинский тоннель набрал полный ход, Лэнд, Киллиан и Даллес повстречались с президентом и получили его добро на создание самолета-шпиона U-2, механизированного планера с камерой на брюхе, который был призван перенести южноамериканские «глаза» на той ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава стороне стального занавеса. Эйзенхауэр отдал отмашку, но не удержался и от темного пророчества. «Когда-нибудь, – произнес он, – одна из этих машин будет перехвачена, тогда и грянет буря ».

Даллес поручил работу по созданию самолета Дику Бисселлу, который ничего не смыслил в летательных аппаратах, но сумел сделать секретную правительственную бюрократию ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава, которая оградила U-2 программку от ненадобных расследований и посодействовала ускорить фактическое создание самолета. «Наше агентство, – гордо заявил он группе стажеров ЦРУ пару лет спустя, – последнее убежище организационной уединенности, доступной для южноамериканского правительства ».

Бисселл широкой поступью шагал по коридорам ЦРУ. Это был неловкий человек с большенными амбициями. Он ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава рассчитывал, что когда-нибудь станет еще одним директором Центральной разведки. Конкретно так ему произнес Даллес. Он все более пренебрежительно относился к шпионской деятельности и презирал Ричарда Хелмса и его разведчиков. Эти два человека стали бюрократическими конкурентами, а потом – заклятыми неприятелями. Конкретно они олицетворяли собой противостояние меж шпионами и техническими ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава устройствами, которое началось 50 годов назад и продолжа ется до настоящего времени. Бисселл рассматривал U-2 как суровое орудие и брутальный ответ русской опасности. Если Москва «не смогла сделать ни черта, чтоб помешать вам» нарушить русское воздушное место и шпионить за русскими войсками, то один этот самолет способен сбить с Советов много спеси ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава. Для управления программкой Бисселл сформировал небольшую секретную ячейку из офицеров ЦРУ; он поручил Джеймсу К. Реберу, ассистенту директора по координации разведки, решить, что конкретно этот самолет должен сфотографировать на местности Русского Союза. Ребер навечно стал председателем комиссии, которая выбирала русские цели для самолетов U-2 и спутников-шпионов. Но Пентагон ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава всегда предъявлял свои требования: сколько бомбардировщиков было у Советов? Сколько ядерных ракет? Сколько танков?

Потом Ребер гласил, что склад ума прохладной войны не допускал даже саму идея фотографировать чего-нибудть другое.

«Мы не задавали нужные вопросы», – произнес Ребер. Если б в ЦРУ выработали более обширное представление о жизни в Русском ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава Союзе, то издавна стало ясно, что Советы вкладывали не настолько не мало средств в те ресурсы, которые делают цивилизацию сильной. По сути они были слабеньким противником. Если б руководители ЦРУ были в состоянии проводить действенные разведывательные операции в Русском Союзе, то они, может быть, узрели бы, что ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава российские не способны даже произвести многие предметы первой необходимости. Идея о том, что заключительные схватки прохладной войны могут носить чисто экономический, а не военный нрав, так и не пришла им в голову.

«Есть вещи, о которых он не гласит президенту»

Усилия президента, предпринятые в отношении исследования способностей ЦРУ, привели к ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава технологическому скачку, который в целом революционизировал процесс сбора инфы. Но до корня трудности добраться так и не удалось. Через семь лет после сотворения ЦРУ за этим ведомством не было никакого присмотра либо контроля выше. Его потаенны раскрывались только при необходимости, и Аллен Даллес сам решал, кто должен их знать ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава, а кто нет.

После ухода из правительства Уолтера Беделла Смита в октябре 1954 года не осталось никого, кто серьезно занимался бы исследованием деятельности ЦРУ. Беделл Смит пробовал взнуздать Аллена Даллеса. Но когда он ушел, то не осталось никого, не считая разве что самого Эйзенхауэра, кто мог бы держать под контролем ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава проведение скрытых операций.

В 1955 году президент изменил правила, создав Специальную группу из 3-х представителей Белоснежного дома, страны и министерства обороны, наделенных возможностями совершать проверки и расследования потаенных операций ЦРУ. Но у их не было никаких способностей заблаговременно утвердить проведение той либо другой операции. Если б Даллес возжелал ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава, то он мог бы сделать мимолетное упоминание о собственных планах на неофициальных обедах со Специальной группой в составе нового заместителя Муниципального секретаря, заместителя министра обороны и ассистента президента по государственной безопасности. Но почаще он все-же предпочитал этого не делать. В пятитомном разделе истории ЦРУ , посвященном карьере Даллеса на посту директора ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава Центральной разведки, отмечается, что, по его воззрению, у их не было никакой потребности знать все подробности скрытых операций. Они были не в состоянии судить его лично либо агентство в целом. Он ощущал, что «не требовалось никакого политического одобрения» для его решений.

Директор, его заместители и руководители зарубежных резидентур имели ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава полную свободу проводить их свою политику, планировать операции и всекрете, себе, судить об их результатах. Даллес информировал Белоснежный дом о том, что считал целесообразным. «Есть вещи, о которых он не гласит президенту , – поделилась как-то его сестра в беседе с сотрудником из Муниципального департамента. – Даже лучше, если тот ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава о их не узнает».

Глава 12

«Мы управляли этим по-другому»

Было орудие, в применении которого ЦРУ значительно набило руку. Речь, естественно, идет о деньгах. Покупка услуг зарубежных политических деятелей шла на ура. Первым местом, где оно таким способом избрало прибыльного себе грядущего фаворита мировой державы, была Япония.

Два самых влиятельных ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава агента, которые когда-либо работали на Соединенные Штаты, посодействовали ЦРУ решить задачку контроля над японским правительством. Это были соседи по тюремной камере, обвиненные в военных грехах. По окончании 2-ой мировой войны в критериях американской оккупации они получили 3-х летний срок и содержались в одной из тюрем Токио. На свободу ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава они вышли в конце 1948 года – за денек до того, как многие из их товарищей по заключению направились на виселицу.

При помощи ЦРУ премьер-министром Стране восходящего солнца и управляющим ее правящей партии стал Нобосуке Киши. Помогая американской разведке, Йошио Кодама обеспечил для себя свободу и положение в качестве ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава государственного гангстера номер один. Совместно они сформировывали политику послевоенной Стране восходящего солнца. В войне против фашизма они олицетворяли все, что Америка терпеть не могла. В войне против коммунизма они были тем, в чем Америка нуждалась.

В 1930-х годах Кодама возглавлял правоцентристскую молодежную группу, которая сделала попытку покушения на премьер-министра страны ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава. Сам он был приговорен к тюремному сроку, но правительство Стране восходящего солнца использовало его в качестве поставщика шпионов и стратегических металлов для будущих схваток. После 5 лет управления одним из самых больших темных рынков в оккупированном Китае Кодама имел чин контр-адмирала и личное состояние на сумму около 175 миллионов баксов ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава. После выхода из кутузки Кодама начал вкладывать часть собственного состояния в карьеры более ограниченных политических деятелей Стране восходящего солнца, став главный фигурой в операции ЦРУ, которая в конечном итоге посодействовала Кодаме вознестись к верхушкам власти. Во время корейской войны он интенсивно сотрудничал с южноамериканскими предпринимателями, ветеранами УСС и ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава экс-дипломатами, осуществляя смелую операцию при денежной поддержке ЦРУ.

Южноамериканские военные испытывали острую нужду в вольфраме – редчайшем стратегическом металле, используемом в ракетостроении. Бандитская сеть Кодамы провозила в Соединенные Штаты контрабандным методом тонны этого метала из японских военных тайников. Пентагон заплатил за это 10 миллионов баксов. ЦРУ выделило 2,8 миллиона ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава баксов для финансирования операции . Сеть контрабандной поставки вольфрама потребляла более 2 миллионов баксов. Но у резидентуры ЦРУ в Токио после совместной операции с Кодамой остался дурной привкус. «Он проф лжец , гангстер, шарлатан и вор, – сказали оттуда 10 сентября 1953 года. – Кодама совсем не способен к разведывательным операциям, и его не интересует ничего ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава, не считая прибыли». Отношениям сторон был нанесен суровый вред, и ЦРУ стало уделять больше внимания «подкармливанию» настойчивых японских политиков – включая Киши, который на первых выборах после окончания американской оккупации выиграл ряд мест в японском парламенте.

«Теперь мы все – демократы»

Киши стал фаворитом возрастающего ограниченного движения в Стране восходящего солнца. В течение ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава года после его выборов в парламент, при помощи средств Кодамы и собственных политических способностей он взял под контроль самую крупную фракцию посреди выборных представителей. Оказавшись у власти, он сформировал правящую партию, которая вела за собой страну в течение практически пятидесяти лет.

Он подписал объявление войны Соединенным Штатам в 1941 году и ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава возглавлял военное министерство во время 2-ой мировой войны. Даже во время тюремного заключения после окончания войны у Киши были надежные союзники в Соединенных Штатах, посреди их – Джозеф Крю, южноамериканский засол в Токио на момент нападения на Перл-Харбор. Крю находился под арестом в Токио в 1942 году, когда Киши в ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава качестве члена военного правительства предложил ему сыграть партию в гольф. Они сдружились. Через некоторое количество дней после того, как Киши вышел из кутузки, Крю стал первым председателем Государственного комитета Свободной Европы, подставной организации, сделанной ЦРУ для поддержки радиостанции «Свободная Европа» и других программ политической войны.

После ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава собственного освобождения Киши отправился конкретно в резиденцию премьер-министра, где его брат, Эйсаку Сато, главный секретарь кабинета при оккупации, вручил заместо униформы военнопленного серьезный деловой костюмчик.

«Странно, не так ли? – произнес Киши собственному брату. – Сейчас все мы – демократы».

Семь лет терпеливого выжидания и скрупулезной работы превратили Киши из военнопленного ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава в премьер-министра. Он брал уроки британского у управляющего бюро «Ньюсуик» в Токио и был представлен южноамериканским политикам редактором зарубежного отдела Гарри Керном, близким другом Аллена Даллеса. Позже Керн стал одним из связывающих звеньев меж ЦРУ и Японией. Киши не упускал варианта завести знакомство с еще одним работником южноамериканского посольства либо политическим ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава деятелем. Поначалу он вел себя очень осторожно. Он все еще воспользовался дурной славой, и милиция не спускала с него глаз.

В мае 1954 года он организовал политическую сходку в театре кабуки в Токио. Он пригласил туда Билла Хатчинсона, ветерана УСС, который работал с ЦРУ в Стране восходящего солнца ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава в качестве офицера по инфы и пропаганде при южноамериканском посольстве. В перерыве Киши провел Хатчинсона по увенчанным фойе, представляя своим друзьям из японской элиты. Это был очень необыкновенный жест в то время, но зато вышел отлично отрепетированный политический спектакль – метод общественного объявления со стороны Киши, что он возвратился на международную ЦРУ при Кеннеди и Джонсоне, 1961 – 1968 10 глава арену.


cninskaya-shkola-1-tambovskogo-rajona-vklyuchena-v-enciklopediyu-odaryonnie-deti-budushee-rossii.html
co-dependence-chto-eto-takoe-referat.html
co-wiesz-o-odsieczy-wiednia-chto-vi-znaete-ob-osade-veni.html