Цивилизация: аннигиляция

Поддержка раздельных формаций вроде сословий и классов более энергозатратна, чем поддержка одной равномерной субстанции. Эта поддержка окупается в длительной перспективе и не окупается в короткосрочной. Если ориентироваться на длительную перспективу, то до нее можно просто не дожить, так как убьют фавориты в короткосрочной перспективе.

Всякий раз, когда не хватает энергии, что Цивилизация: аннигиляция-то упраздняется.

Процесс перевоплощения в массу – это процесс перехода к однородности: что вверху – то и понизу, что снаружи – то и снутри, что сначала – то и в конце.

То, что было функционально в старенькой, длительной, сложной системе, становится нефункциональным в новейшей, облегченной системе. С тем, как цивилизационная система Цивилизация: аннигиляция, а с нею все ее подсистемы упрощаются, сокращается все большее число деталей. И этот процесс сокращения идет повсевременно после того, как цивилизация прошла свою верхушку.

Весь этот процесс сокращения деталей идет как инерционный, и на самом деле является работой одной большой цивилизационной машины.

Мораль

Готтентотская мораль: общей морали еще как Цивилизация: аннигиляция бы нет. Позднецивилизационная мораль: общей морали уже нет. Круг замыкается. Что сначала – то и в конце.

В здоровом обществе есть закон и мораль. Они делают различные задачки. Поздние люди перестают осознавать, для чего такая непростая структура нужна им – уже ставшим ординарными и одномерными людям. Чем меньше различного рода инструкций Цивилизация: аннигиляция – тем проще, и тем проще вбить их в головы. В поздней цивилизации мораль преобразуется в закон, в структуру. Но по собственной природе мораль содержит свободы и структуры в соотношении, и если мораль преобразована в структуру - означает морали больше нет, есть только закон.

У скотины морали нет. Когда мораль теряется Цивилизация: аннигиляция, деяния, именуемые ранее безнравственными, именуются "хитростью". И рассматриваются некое время положительно - как еще могут рассматриваться вне готтентотской морали. Дальше абстрагирование сокращается и потом отменяется, и понятия положительности-отрицательности уступают место готтентотской конкретике.

Добро и зло в машинных координатах – это излишние измерения, мешающие функционированию. Избавление от их происходит в любом случае.

Задачка Цивилизация: аннигиляция формализации всего стоит повсевременно, так как машины не понимают неформализованные данные. От этого - резкий перекос от содержаний к формам всюду и во всем. Данные либо формализуются, либо упраздняются. Формализация добра и зла вероятна лишь на самом малом уровне, вроде «не причиняй страданий». Но ведет это к предстоящей формализации, к тому Цивилизация: аннигиляция же мышления, так как не понятно, как это не причинять.

Общество имеет общие представления о добре-зле, чести, морали и т.д. У общества есть общие интересы и взаимоподдержка в борьбе за эти интересы - непременно. Но общие представления тоже неотклонимы.

Вероятны ли эти общие представления без религии? В последнем Цивилизация: аннигиляция случае – без квази-религии, вроде коммунизма? И похоже так, что без религии общие представления невозможны. И, естественно, это должна быть реальная религия в плане реального ответа на все эти вопросы, а не набор формальных ритуалов. Пусть религия не является, может не являться несущей конструкцией – но как связывающая конструкция она Цивилизация: аннигиляция нужна.

Религии начинают рушиться не тогда, когда в церкви приходят погромщики. 1-ый шаг к разрушению религии всегда делает церковь – тем, что ставит религиозную норму на место нормы закона, и подменяет моральное наказание юридическим наказанием. 2-ой шаг – церковь-религия не дает моральной оценки событий. 3-ий – церковь-религия оправдывает вещи Цивилизация: аннигиляция, которые не должна была оправдывать согласно своим же правилам. Церковь – это ведь тоже люди, и эти люди подвержены всем нехорошим цивилизационным тенденциям.

Необщество повсевременно находится в состоянии «по форме правильно, на самом деле издевательство». И в вопросах закона, и религии, и морали.

Сущность утрачена, так как необщество; и Цивилизация: аннигиляция так как сущность утрачена, то из всего выходит изымательство. Форму задают те, у кого сила; её, естественно, может задавать кто угодно. Но одолеет тот, у кого сила. По форме можно обосновать что угодно; по сути «доказать» в данном случае – это тоже лукавство, это просто признать доказанным силовыми способами.

Если Цивилизация: аннигиляция необщество всё равно есть, то ему лучше понизить число слов во избежание конфликтов, которые происходят из-за недопонимания слов, и ограничиться цифрами-ценниками.

Большая цивилизационная машина нацелена бросить от всего только мертвые формы – и от морали, и от церкви. Церковь в живом виде несовместима с машиной. У машины Цивилизация: аннигиляция два варианта – война с церковью, либо выхолащивание в церкви всего живого.

Опасность для машины заключается в том, что церковь может что-то заявить. И необходимо, чтоб церковь ничего не заявила. Естественно, на совершенно поздних стадиях это совсем не небезопасно – и церковь ничего не заявит, а если вдруг заявит - слушать все равно никто Цивилизация: аннигиляция не будет.

У машины не может быть морали. Ни у человека-машины, ни у системы-машины. В программке могут быть прописаны некие очевидные моральные деяния. Но с течением времени эти элементы начинают мешать одномерности, и равномерно отбрасываются как излишние, обременяющие систему элементы.


cor-bovis-serdce-bika-s-4-1-chast-serdechnij-nevroz-kniga-sostavlena-na-osnove-tematicheskih-viderzhek.html
corona-discharge-modeling-of-some-ball-lightning-features-spisok-rabot-d-f-m-nauk-v-l-bichkova-avilova-i-v.html
corporation-metodicheskie-ukazaniya-teksti-dlya-samostoyatelnoj-raboti-dlya-studentov-fdo-ikursa-ekonomicheskih-specialnostej.html